Новости управления
16.11.2017
Прими участие!

Открыт прием заявок на Всероссийский конкурс молодежных проектов среди физических лиц.

02.11.2017
Рок это...

Приглашаем принять участие в первом молодежном рок-фестивале



Свой голос_декабрь

Автор: Катя Белоус (г.Козельск), ученица 9 класса. 
 
Рассказ "Очки"
 
- Очкарик, постой! 
- Что надо? 
- Ты из девятого «Б»? Это ты на нашего друга Зепу настучал? 
- Не настучал, а скрутил его и в учительскую привёл. Зепунов у малявок из младших классов мелочь отнимал на сигареты. Всё по-честному. 
- Поступил по чесноку – получай по пятаку. Крутым стал, очкарик? Очки-то сними. 
- Зачем? 
- Во даёт! Бить будем… 
Я лежу на диване. Мама делает мне примочки и ворчит: 
- Вечно ты в истории попадаешь… терпи, терпи… и чего ты с ними связываешься? У них свои родители есть. А учителя куда смотрят?.. Терпи. А очки-то где? Опять разбили?.. голова-то болит? 
Болит голова. Долго лежу. Не проходит – болит. И ещё. Странное что- то. Что-то с памятью моей стало. Всё, что было не со мной, помню. А может быть – со мной? В той, другой – которой по счёту? – жизни. Помню. Вижу… 
…лето 1918 года. Каменное полуподвальное помещение. Мы набираем и печатаем первые номера газеты «Известия уездного исполнительного комитета Совета рабочих и крестьянских депутатов». Я поправляю очки и вычитываю ещё раз: «Товарищи и граждане! Идите в ряды Красной Социалистической Армии и непоколебимо стойте под натиском в неравном бою! Вперёд, вперёд и вперёд, под красными знамёнами с лозунгами свободы, равенства и братства, от которых слепнет и разбегается буржуазия! Вперёд твердо и смело, на закрепление социалистического Отечества! Или смерть или победа!!! Смерть насильникам, а мы будем жить!» 
Маленькая типография работала всю ночь. Утром газета уходит по учреждениям и цехам. А уже вечером в наш маленький городок входят они… 
- Ваш бродие, этот очкатый газету делал. 
- Кто такой? 
- Рабочий. Пролетарий. 
- Пролетарий говоришь? Что там печатаешь? «Нам, трудящимся, нет страха смерти! Мы привыкли умирать… мы смело идём в заветное царство Социализма, сокрушая на пути все преграды и борясь до последней капли крови…». О как! Нет страха? До последней капли? ... Проверим сейчас. Унтер! 
- Весь внимание! 
- В расход… 
- Бу сделано! Очочки–то сними, пролетарий. Не нужны они тебе боле. 
Последнее, что помню - скрежет разбитого стекла под кованым сапогом… 
… Но дальше помню. И дальше вижу… 
… Большой уже город. Огромный и холодный. Поленья – поштучно. Жгли мебель, книги, заборы. Спали, не снимая верхнюю одежду. Облавы. Обыски. Аресты. Вот и к нему пришли «товарищи». Или ко мне? 
- Кто такой? Превосходительство или сиятельство? 
- Да нет. Пролетарий я. Из типографских. 
- Видим, какой ты пролетарий. Окулярики-то золотые, кажись. 
- Медная оправа. 
- Знаем вас… подозрительный. В тюрьму бы его. Или сразу в Петропавловку. 
- Окулярики-то сымай. Зачем они тебе теперь? А может в полынью его? Чего цацкаться? Видно – буржуй… 
И последнее, что помню - скрежет разбитых стёклышек на льду…и дальше помню… 
… Паровозик прогудел с надрывом и остановился. В вагоне зашумели, задёргались, кто-то заплакал. Случилось… 
- Опять эти анархисты проклятые… 
- Это кто тут возникает? Петро, разберись. Приготовили быстренько мешочки, чемоданчики, кошелёчки. Икс...про…при… мать вашу!... Берём – значит. А это чей баульчик? Твой? 
- Мой. 
- Кто такой? 
- Пролетарий. 
- Что могёшь? 
- Книжки, журналы, газеты… 
- Грамотный шибко. Открывай баульчик. Петро, что там? 
- Бумаги. Что там напутано? Сам читай, пролетарий… 
…читаю: 
 
А я стою один меж них: 
В ревущем пламени и дыме 
И всеми силами своими 
Молюсь за тех и за других. 
 
- Эт за кого же «за тех и за других»? За кого ж ты молишься? 
- Не я, а поэт Волошин. А молится он и за белых, и за красных… 
- Слыхал, Петро? За тех, за этих. Тьфу! А у нас - бей белых, пока не покраснеют, бей красных пока не побелеют! Грамошный больно… давай, Петро, к батьке его. Он с такими гуторить любит. 
- А стёклышки давай сюда. Смотри, мы надышали, они и запотели от горилки… Го-га-га!..
…Мама осторожно толкает в плечо. 
Не спишь, сынок? Болит голова?.. Там к тебе трое каких-то гавриков. Очки твои принесли. Говорят, что ты их потерял. Это они тебя? Может, извиниться пришли? Ой, что-то будет? Что, сынок, завтра будет?.. 
А я не знаю. Что было - помню. А что будет - не помню ещё.
белый
калуга24
белый
Госуслуги